Posts Tagged ‘Антонио Лючио Вивальди’

«Галерея музыкальных редкостей»

By on Октябрь 10, 2012 | Category: Новости | Метки: , , , , , , , , | Комментарии к записи «Галерея музыкальных редкостей» отключены
1 ноября 2012 года в культурном центре «Покровские ворота» ансамбль «Солисты Барокко» представит новую программу «Галерея музыкальных редкостей».

В истории музыкального искусства есть огромное количество незаслуженно забытых сочинений. Но рукописи не только не горят, они еще и начинают звучать спустя столетия. И не только звучать, но и менять наше представление о времени и эпохах. Произведения, словно ждавшие своего часа, сочинения-открытия прозвучат в новой программе ансамбля, работающего в жанре музыкальной археологии.

В концерте прозвучат произведения Баха, Маре, Абеля, Кюнеля, Галуппи, Вивальди, Эберля, Джулиани.

Московский ансамбль «Солисты Барокко»
Иван Спиридонов — скрипка
Денис Голубев — гобой
Олег Бойко — барочная и романтическая гитары, вандерфогель
Федор Строганов — клавесин

Начало концерта в 19:30.

«Музыкальный атлас Орфея»: Венеция, Вена, Санкт-Петербург

By on Март 1, 2012 | Category: Новости,Проекты | Метки: , , , , , , , | No Comments

3 марта 2012 года «Солисты Барокко» играют программу «Музыкальный атлас Орфея» в Культурном центре «Покровские ворота» (Москва, ул. Покровка, 27, строение 1). Как всегда, мы продолжим цикл концертов-новелл, построенных на исследовании исторического и культурного контекста Европы XVII – начала XIX веков.

В программе этого выпуска «атласа»: Т. Альбинони, А. Вивальди, Молли, Д. Сарти,  Бургмюллер, Ромберг, М. Джулиани.

Начало концерта в 19:00, справки по телефону 223-58-10. Read more …

Авзонийские игры

By on Февраль 9, 2011 | Category: Featured,Новости,Проекты | Метки: , , , , , , | Комментарии к записи Авзонийские игры отключены

19 февраля 2011 года (в субботу) в 19.00 московский ансамбль «Солисты Барокко» представляет концертную программу «Авзонийские игры».

«Из царства виста и зимы…
Она спешит на юг прекрасный,
Под Авзонийский небосклон…»
– писал Евгений Баратынский Зинаиде Волконской.
Авзония – поэтическое название Италии, впервые предложенное Вергилием и Овидием. Образ прекрасной страны, где расцветают науки, искусства и философия, был подхвачен русскими поэтами Тредиаковским, Ломоносовым и Баратынским.
В XVIII веке множество итальянских музыкантов приехало работать в Россию, испытав большое влияние русской культуры. В то же время многие представители русской музыкальной культуры поехали в Италию. Это – Березовский, Фомин, Бортнянский, Глинка, З.Волконская, на римской вилле которой был установлен первый памятник А.С. Пушкину. Так происходил процесс взаимопроникновения двух национальных культур, который мы решили назвать «Авзонийскими играми».

В программе концерта: Марчелло, Вивальди, Боккерини, Арайя, Галуппи.

Культурный центр «Покровские ворота».
Адрес: 105062, Москва, улица Покровка, дом 27, строение 1
Тел.: (495) 223-58-20, 223-58-10

«У гроба Господня»

By on Сентябрь 27, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , | No Comments

Московский ансамбль старинной музыки «Солисты Барокко» представляет концертную программу «У Гроба Господня»
Концерт посвящен сакральной музыке итальянских композиторов. Центром вечера должно стать исполнение фрагментов оратории Джузеппе Сарти «Miserere» для солистов и ансамбля. Сочинение написано в России для Екатерины Великой и открывает жанр «Русское ораторио», в котором Сарти сумел соединить западноевропейскую полифонию и мелос русского народа, услышанный композитором на юге России. В первом отделении концерта прозвучат инструментальные произведения Антонио Вивальди и его венецианского соперника Бенедетто Марчелло, обращенные к религиозному сознанию слушателей, а также церковные трио-сонаты Моцарта, написанные 15-летним композитором в Италии.

В программе:

Вольфганг Амадей Моцарт (1756 — 1791) – 3 церковные сонаты
Дмитрий Бортнянский (1751—1825) – кантата «Ave Maria» для сопрано и ансамбля в 3 частях
Антонио Вивальди (1678-1741) – соната для виолончели и basso continuo в 4 частях
Бенедетто Марчелло (1686-1739) – концерт для гобоя и струнных в 3 частях
Джузеппе Сарти (1729 — 1802) – фрагменты из духовного концерта «Miserere»: интродукция, ария сопрано, речитатив и ария сопрано
Иоганн Себастьян Бах (1685—1750) – трио-соната для гобоя, скрипки и basso continuo в 3 частях
Джузеппе Сарти – фрагменты из духовного концерта «Miserere»: 2 арии сопрано, финальная фуга

«Русское палладианство. Вивальди. Русский след»

By on Сентябрь 27, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , , | No Comments

Московский ансамбль «Солисты Барокко» приглашает вас принять участие
в уникальном музыкальном проекте, связанном с культурой России и Европы XVIII века.

О великом венецианце Антонио Вивальди известно почти всё. Его музыку обожают во
всём мире, и Россия — не исключение. Но, оказывается, Вивальди и Россию связывают очень
прочные музыкальные нити.

Вокруг имени Вивальди существует множество легенд. Есть и такая, что он стремился
посетить нашу северную страну, но так и не решился из-за своего уже почтенного возраста и
слабого здоровья. Всё же, в конце жизни, Антонио Вивальди совершает путешествие в Вену, где
умирая, завещает своим ученикам совершить путешествие в Россию.

И вот в Российскую империю приезжают четыре выдающихся музыканта — ученики
Вивальди. Это Луиджи Мадонис, Джованни Верокаи, Доминико Далольо и Фердинанд
Антонолини. Все они родились в Венеции, учились композиции и игре на скрипке у великого
Антонио Вивальди.

Их путь в Россию пролегал через многие государства и можно сказать, через многие
судьбы выдающихся людей того времени. Интересно влияние этих музыкантов не только на
музыкальную культуру своего времени, но и на политическую жизнь Российского императорского
двора, и, в конечном итоге, на историю России. Уникальные качества личностей учеников
Великого Мастера, их удивительные судьбы сопоставимы с приключениями и интенсивностью
жизни героев романов А. Дюма. В жизни и творчестве музыкантов удивительным образом
оказались переплетены культуры и политическая история России, Италии и многих других
европейских государств.

Нам бы очень хотелось, чтобы прекрасная музыка учеников Итальянского Гения и их
русских коллег прозвучала в местах, непосредственно связанных с их именами, историей и
музыкальной культурой того времени.

В концерте прозвучит инструментальная и вокальная музыка А. Вивальди, Л. Мадониса, Дж.
Верокаи, Д. Далольо, Ф. Антонолини, О. Козловского, Д. Бортнянского.

«Великие и неизвестные венецианцы»

By on Сентябрь 27, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , | No Comments

Ансамбль «Солисты Барокко» продолжает свой цикл концертов-новелл «Италия и Россия на протяжении веков». Наша новая программа – это рассказ об удивительном контакте двух великих культур, об истории самой музыки, отраженной в конкретных судьбах композиторов.
Композиторы-венецианцы оставили глубокий след не только в культуре своего родного города, но и в общем европейском пространстве музыкальной культуры XVII-XVIII столетий. Об учебе в Венеции мечтал будущий великий немецкий композитор Генрих Шютц, завоевывать Венецию отправился Георг Фридрих Гендель, неразрывно связано с Венецией творчество великого Антонио Вивальди. В наше время эти имена известны каждому любителю музыки, но век прижизненной славы композиторов очень часто был недолог. Произведения Антонио Вивальди – самого известного композитора эпохи барокко в наше время – были забыты публикой более чем на 200 лет; прижизненное издание нот Томазо Альбинони вышло в Париже с пометкой о смерти автора; Бальдассаре Галуппи, композитор, блиставший при дворах Лондона и Санкт-Петербурга, а на родине удостоившийся наивысшего признания, всего лишь через несколько лет после триумфа был назван «стариком» и бесповоротно забыт. Мода скоротечна, а вкус публики непостоянен. Наверное, лучше всего это понимали сами композиторы, сумевшие подняться на вершину популярности и выразить музыкальным языком стремления своего времени, а потом либо отставшие, либо обогнавшие его.
Уникальное географическое положение и государственно-политический строй Венецианской республики способствовали формированию удивительной атмосферы расцвета художественных и музыкальных жанров искусства. На стыке XVII и XVIII веков, Венеция – один из ведущих центров западноевропейской культуры. В городе довольно интенсивно развивается оперная и концертная жизнь. Из 14 театров города не менее 10 регулярно ставили оперы (первый в мире публичный оперный театр был построен в Венеции в 1637 году), а в консерваториях Ospedale юные ученики регулярно давали концерты инструментальной музыки.
В программе нашего концерта найдет отражение и тесная связь Венецианской республики с музыкальной культурой Российской империи. Стремясь сделать свой двор самым великолепным в Европе, Екатерина Великая решает пригласить в Петербург венецианца Бальдассаре Галуппи. В этот период Галуппи достиг зенита своей музыкальной карьеры в Италии: в 1762 году он получил самую почетную должность в Венецианской республике – должность капельмейстера собора Сан Марко и консерватории «Инкурабили». Предложение о работе в России было достаточно неожиданно как для правительства республики, так и для самого композитора. В течение года венецианский сенат рассматривал вопрос об отъезде композитора, но Екатерина II была очень настойчива и, в конце концов, сенат разрешил Галуппи на три года уехать в Россию. 9 июня 1765 года композитор оставил Венецию, чтобы отправиться в неведомую для европейца страну. 21 сентября 1765 года «СПБ ведомости» сообщили о его прибытии в Санкт-Петербург. Деятельность Галуппи в России была разнообразной: он сочинял и ставил оперы, участвовал в музыкальных вечерах и просто играл для императрицы на клавесине. Стиль венецианской концертной школы – музыки, по словам современников «огромной и приятной», пришелся по вкусу петербургским слушателям. Важным для творчества Галуппи стало его знакомство с Придворным певческим хором, о котором маэстро сказал: «Un si magnifico coro, mai non ho sentito in Italia» («Волшебный хор, равного которому я не встречал в Италии»). Для этого хора Галуппи написал более 15 духовных концертов, которые прочно вошли в православную традицию. Но наиболее важное значение пребывания Галуппи в России в том, что он стал учителем Дмитрия Бортнянского – русского гения и, по сути, первого отечественного композитора.

Программа концерта

Бальдассаре Галуппи – симфония D-Dur в 3-х частях
Дмитрий Бортнянский – мотет «Ave Maria» в 3-х частях
Томазо Альбинони – соната C-Dur для гобоя и basso continuo в 4-х частях
Луиджи Мадонис – соната A-moll для скрипки и basso continuo в 4-х частях
Антонио Вивальди – две арии
Три песни для голоса и лютни неизвестного венецианского автора
Бальдассаре Галуппи – трио-соната для скрипки, гобоя и basso continuo в 3-х частях
Фердинандо Антонолини – два романса

«Под небом голубым Италии далекой…»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , | No Comments

В рамках цикла концертных программ «Италия и Россия на протяжении веков».

На первый взгляд, парафраз первой строчки стихотворения Александра Сергеевича Пушкина, заявленная итало-русская тематика концерта входит в противоречие с обилием гобоев и танго Астора Пьяццоллы в финале концерта. Но только на первый взгляд! Все сходится. Обилие гобоев – праздничная импровизация по случаю приезда в Москву нашего друга и прекрасного музыканта Вашингтона Барелла, итальянца по происхождению, родившегося тем ни менее в Южной Америке, учившегося в США, а профессиональное признание заслужившего в Германии. Астор Пьяццолла совершил тот же жизненный путь, только наоборот: из Италии в Южную Америку.

Заявленные в программе имена итальянских композиторов не случайны: все они работали в Венеции, страстно конкурировали между собой и мечтали приехать в сказочно богатую Россию и, безусловно, внесли неоценимый вклад в формирование русской национальной композиторской школы. История творческой дружбы Бальдассаре Галуппи и Дмитрия Бортнянского – яркое подтверждение этому.

Гобойный концерт Марчелло – эпиграф своего времени, своеобразный портрет эпохи, источник вдохновения современников, в том числе Иоганна Себастьяга Баха (!), казалось бы, одинокого в своем недосягаемом величии.

Наконец, итальянская музыкальная культура – универсальна. В полной мере, как и русская. Встретившись в XVIII веке, они, не отрицая, обогатили друг друга; и сегодня, размышляя над стилевыми особенностями этой музыки, трудно найти четкие национальные границы. Пусть Вас, дорогой слушатель, ничто не смущает и не отвлекает от сути концерта: попытка объять необъятное – прекрасный повод для нашей сегодняшней встречи!

В программе

Антонио Лотти (1667-1740) – концерт для гобоя д’амур и ансамбля в 3-х частях
Антонио Вивальди (1678–1741) – концерт для двух гобоев и ансамбля в 3-х частях
Бальдассаре Галуппи (1706 — 1786) – трио-соната для гобоя, скрипки и B.C. в 3-х частях

Алессандро Марчелло (1669-1747) – концерт для гобоя и ансамбля в 3-х частях
Дмитрий Степанович Бортнянский (1751 — 1825) – трио-соната для ансамбля в трех частях
Астор Пьяццолла (1921 — 1992) – три танго для гобоя, виолончели и аккордеона

«Марчелло vs Вивальди»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , | No Comments

История музыки знает много творческих соперничеств музыкантов, живших в различные эпохи. Одно из самых ярких и удивительных произошло в XVIII веке в Венеции, одном из самых музыкальных городов Европы. La Serenissima – «Безмятежная» — так называли её люди, которым довелось жить в Венеции или посетить её в эпоху барокко. Но на самом деле там бушевали нешуточные страсти.

Антонио Вивальди – один из символов Венеции был безгранично счастлив и пережил тяжелую драму в этом городе. Будучи монахом, он много работал в консерватории «Пиета», руководя оркестром, состоящим из девочек-сирот. Блистательный скрипач, он часто солировал с этим коллективом, вызывая восхищение публики. Но с не меньшим удовольствием Вивальди руководил оперным театром «Сант-Анджело», являясь его финансовым директором, режиссером и сочиняя для него оперы. Главные партии в них исполняла единственная любовь композитора – сопрано Анна Жиро. Композитор находился на пике творческого вдохновения и личного счастья, когда в 1720 году его настигает удар судьбы. В Венеции выходит анонимный памфлет «Модный театр». Сатира была направлена против условностей итальянской оперы и в частности постановок Вивальди. Памфлет был яркий, едкий, остроумный. Автор легко подметил все театральные приемы Вивальди. Публика открыто смеялась на спектаклях, узнавая тот или иной штамп. Для Вивальди это событие стало роковым. Вскоре выяснилось, что автором памфлета был Бенедетто Марчелло. Этот венецианец был полной противоположностью Вивальди. Талантливый композитор-любитель, работавший во всех известных в то время музыкальных жанрах, Бенедетто Марчелло происходил из влиятельного аристократического рода, был крупным государственным деятелем, юристом и писателем, обладавшим острым пером. Его брат Алессандро Марчелло, автор знаменитого концерта для гобоя, музыкального хита всех времен и народов, был известен современникам прежде всего как философ, математик и поэт. Братья, а также великий драматург Карло Гальдони, принадлежали к высшему кругу венецианской аристократии и выражали интересы католической церкви и нового класса буржуазии. «Рыжего Аббата» Вивальди они просто ненавидели и всячески надсмехались над ним. Их высказывания о Вивальди как о посредственном композиторе сыграли негативную роль в карьере последнего. Его театр постиг финансовый крах, и Вивальди стал подумывать об отъезде из Венеции. В 1728 году австрийский король Карл VI, почитатель таланта Вивальди, пригласил его ко двору. Но и тут Композитора ждал удар. Вскоре после прибытия Вивальди в Вену, Карл VI скоропостижно умирает. Вивальди ждёт нищета, болезнь и скорая смерть. До последнего вздоха рядом с ним была его любовь Анна Жиро.
В последние годы жизни Вивальди хотел уехать в Россию. Здоровье не позволило осуществить задуманное, но он завещал своим ученикам совершить путешествие в неведомую северную страну. Трое из них: Мадонис, Долольо, Вероккаи работали при российском императорском дворе, выполняя завещание своего учителя.

Программа концерта

Бенедетто Марчелло (1686–1739) – соната для виолончели и гитары
Антонио Лючио Вивальди (1678–1741) – концерт для скрипки, гобоя и струнных
Бенедетто Марчелло – три пьесы для клавесина
Антонио Лючио Вивальди – две трио-сонаты для двух скрипок и basso continuo
Антонио Лючио Вивальди – соната для виолончели, гитары и клавесина
Алессандро Марчелло (1669–1747) – концерт для гобоя и струнных

«Славянское барокко. Между Веной и Невой»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , , , | No Comments

Принято считать, что музыка эпохи барокко достигла своих вершин в Италии, Германии, Франции и Англии. Достаточно вспомнить таких титанов как Бах, Вивальди, Куперен, Перселл. Каждая из этих национальных композиторских школ обладает своим ярко выраженным стилем. Но на самом деле барочных музыкальных стилей и школ было намного больше. Достаточно вспомнить немецких авторов, писавших более «французскую» музыку, чем сами французы, или французов, работавших в итальянской манере. Англичане соединили несколько стилей в лице Генделя, Джеминиани, Пепуша. Но, наверное, самые интересные стилистические процессы проходили в Центральной Европе благодаря взаимному влиянию западноевропейских и славянских народов.

Особую роль здесь сыграла русская песенность. В 1776 году русский фольклорист Василий Трутовский издал «Собрание русских простых песен с нотами». С этой музыкой познакомились европейские музыканты, а Гайдн, Моцарт, Бетховен написали вариации и обработки русских народных песен. Влияние русской песни на их творчество было столь глубоким, что существует мнение, что Бетховен нашел интонации своей «Оды к Радости» в одном из вариантов песни «Камаринская».
В XVIII веке по числу приглашенных композиторов разных школ Россия превосходит все европейские страны того времени.

Но нельзя не отметить, что такие мэтры как Галуппи, Сарти, Кордон, Гесслер, Пальшау, Мадонис, Антонолини и многие другие, прожив в России не один десяток лет, вобрали в свое творчество русскую, украинскую, и вообще славянскую интонацию.

Учитывая тесное географическое соседство народов на территории Австрии, не будет преувеличением сказать, что венская музыкальная классика вся соткана из мотивов и интонаций славянских народов.

Программу, которую представляет ансамбль «Солисты барокко», составили авторы, так или иначе связанные со славянской музыкальной культурой. Это Галуппи, Вивальди, Хоффмайстер, Альбрехтсбергер и сам В. А. Моцарт, мечтавший в последнее десятилетие жизни переехать в Россию.

В работе над этой программой нам хотелось подчеркнуть связи этих композиторов с интонационным миром славянских народов, населяющих географическое и культурное пространство от Вены до берегов Невы.

Программа концерта

Иоганн Йозеф Фукс (1660–1741) – увертюра для ансамбля
Бальдассаре Галуппи (1706–1785) – «Кончерто а кватро» в четырех частях
Йозеф Мысливечек (1737–1781) – трио в трех частях
Антонио Лучо Вивальди (1678–1741) – концерт для блокфлейты и струнных в трех частях
Франц Антон Хоффмайстер (1754–1812) – квартет для солирующего контрабаса и струнных в четырех частях
Иоганн Георг Альбрехтсбергер (1736–1809) – симфония в трех частях
Иоганн Хризостом Вольфганг Теофил Моцарт (1756–1791) – контрданс

«Русский Декамерон»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , , , | No Comments

Концертную программу «Русский Декамерон» московский ансамбль «Солисты Барокко» посвятил 210-летию со дня рождения А.С. Пушкина.

Идеей концерта послужили три, на первый взгляд, далеких друг от друга события и обстоятельства: пушкинский юбилей, гений места, витающий вокруг усадьбы Дубровицы, мистическим образом перекликающийся с итальянской культурой, и стремление русской души в определенные периоды своей жизни к уединению и затворничеству, являющимся началом преображения духовного. Как всегда инструментом познания метафизики такого сближения послужило искусство и особенно музыка.

К разнообразным талантам Пушкина надо отнести и талант рисовальщика. Огромна галерея его автопортретов. Но что поражает: обилие автопортретов–масок. Пушкин–Вольтер, Пушкин–Данте, Пушкин-женщина, Пушкин–Бокаччо. В данном случае, маска – характеристика, один из многочисленных образов поэта. Пушкина волновал «Декамерон» с его идеей отстраненности от мира и одновременно игрой воображения. Тут уместно вспомнить судьбу Малого двора Павла I, Болдино самого Пушкина, и, наконец, графа Дмитриева-Мамонова в Дубровицах. Есть легенда, что в сцене Распятия, изображенного в Знаменской церкви, в облике «хорошего» разбойника запечатлен хозяин усадьбы, граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. Историки литературы утверждают, что в образе Дубровского дан литературный портрет графа, дубровицкого затворника и фактически декабриста, а название одноименной повести Пушкина рифмуется с названием места.
Бывал ли Поэт в Дубровицах? Пушкинисты уверяют, что нет. Но, примеряя на себя маску Бокаччо, Пушкин рисует рядом и портрет Аграфены Закревской, своей возлюбленной, проживавшей в соседней усадьбе Ивановское, сохранившей, как и Дубровицы, в своем облике черты палладианского стиля архитектуры. Да и детство Пушкина прошло неподалеку – в селе Захарове.

С Бокаччо, гением Возрождения, русского поэта многое роднит. Интересна точка зрения поэта на самого себя. Под своим автопортретом Пушкин пишет: «Бокаччин характер — мужчины и святого мужа. Это я – рок Пушкина».

Дух итальянского Возрождения витает вокруг Дубровиц. Это и русское палладианство, архитектурный стиль, прочно проросший в русскую культуру. Совсем недавно удалось установить, что в селе Подмоклове, что неподалеку от Дубровиц, в 1714 году была так же построена церковь «итальянской архитектуры». Село принадлежало князю Долгорукову, который будучи послом Петра Великого в Венеции, перевел на русский язык трактат Андреа Палладио, а вернувшись, построил церковь Рождества Богородицы, окруженную аркой-ротондой. Академик Д.С. Лихачев обосновал мысль о ренессансной роли русского барокко в истории России. А сопоставляя жанры отечественного искусства рубежа XVIII-XIX века можно сделать вывод, что весь этот исторический период был вдохновлен искусством итальянского Возрождения.

Музыкальная программа концерта объединяет произведения композиторов XVIII века, как известных, так и открытых нами буквально вчера. Наш ансамбль приготовил сюрпризы–премьеры. Маски Пушкина и Бокаччо примерят Бах, Вивальди, Алябьев, Глинка, Теппер де Фергюзон, Бортнянский. Метафора «Декамерона» раскрыта.

Следуйте за нами: