Posts Tagged ‘Дмитрий Степанович Бортнянский’

«Русский Моцартеум»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , , , | No Comments

Проблема выбора стоит перед Россией чаще, чем перед какой-либо другой страной. Это и выбор веры, выбор исторического, социального, культурного пути. В конце XVIII – нач. XIX вв. таким актуальным вопросом стал выбор направления пути развития национального музыкального искусства.

В качестве вектора развития и знакового образа русскому просвещенному обществу были близки личности трёх композиторов. Бетховен импонировал своей революционностью и нежеланием преклонять голову перед власть имущими. Гайдн покорил всех священным отношением к музыке, приравняв, по сути, процесс её сотворения к божественному творению мира. И Моцарт, в судьбе которого Россия начала прозревать удивительную схожесть со своей собственной судьбой.

Чаша весов колебалась до тех пор, пока Пушкин в своей «Маленькой трагедии» не написал слово высшей правды о гении и злодействе. С этого момента вся дальнейшая история русской музыкальной культуры пошла под знаком Моцарта.

Русскими моцартианцами мы с полным правом можем назвать Глинку, Чайковского (сравнившего Моцарта с Христом), Танеева, Римского-Корсакова, Прокофьева, Свиридова…
В сегодняшней программе нам хочется прислушаться к тому историческому моменту, когда поворот к Моцарту только обозначился, и, может быть, более точно ответить на вопрос: чем же был предопределен этот выбор.

Программа концерта

Вольфганг Амадей Моцарт (1756 – 1791) – квартет для клавира и ансамбля в трёх частях
Михаил Иванович Глинка (1804 – 1857) – романс на стихи А.С. Пушкина «Не пой, красавица…»
Александр Сергеевич Даргомыжский (1813 – 1869) – романс на стихи Пушкина «Юноша и дева»
Дмитрий Степанович Бортнянский (1751 – 1825) – ария из оперы «Сын — соперник»
Д.С. Бортнянский – вторая часть и финал из квинтета для клавира и ансамбля
Юзеф Антонович Козловский (1757 – 1831) – романсы «Пастушок» и «Трубадур печальный»
Людвиг Вильгельм Теппер фон Фергюзон (около 1750 – ?) – соната для ансамбля в двух частях
В.А. Моцарт – каватина Керубино, концертная ария для сопрано и ансамбля
Александр Александрович Алябьев (1787 – 1851) – увертюра к балету «Волшебный барабан, или следствие Волшебной флейты»

«Русский Версаль»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , | No Comments

К концу 18 столетия «Золотой век» Версаля с его цветущим искусством при дворе Людовика XIV отошел в прошлое. Казалось, это время ушло навсегда. Однако, то что увидела в России французская художница Мари Луиз-Элизабет Виже-Лебрен заставило ее вспомнить времена «Короля-Солнце» и назвать увиденное «Русским Версалем». Все это она описала в своей книге воспоминаний, также оставив полотна с портретами носительниц подлинного «духа французского искусства» — княгинь Натальи Куракиной и Екатерины Долгорукой, двух удивительно красивых и талантливых женщин, блиставших в обществе и при императорском дворе.
Любительские спектакли, сочинительство стихов, песен, романсов, музицирование, постановка французских опер, театрализованные праздники, жанр «живых картин», увлечение французской литературой и обустраивание усадеб «во французском вкусе» — все это создало то культурное пространство, о котором мы сегодня можем говорить как о Русском Версале.
Необычайная интенсивность событий истории 1700 – 1800-годов: а это и многочисленные войны, дворцовые перевороты в России и Революция во Франции, не смогли разрушить единое культурное пространство, не смогли помешать сближению и взаимному интересу двух народов и культур. Французская музыка и литература звучала в салонах Москвы и Петербурга, французские архитекторы принесли в Россию Французский классицизм — господствующий стиль того времени, а французский язык – стал фактически родным языком для нескольких поколений русских дворян: языком общения, литературы и европейского просвещения.

Творческое наследие «эпохи музыкальных салонов» велико. Это оперы и фрагменты спектаклей Буальдьё, Далейрака, Гретри, Монсиньи, романсы Ж.Ж. Руссо, Теппер де Фергюсона (музыкального наставника лицеистов и в том числе А.С. Пушкина), французские романсы Козловского, Бортнянского, Антонолини, Куракиной, поэтические переводы с французского Дмитриева, Карамзина, Капниста, Голицына.
Многие из жанров, популярных в салоне, стали знаковыми для своего времени. Например, жанр Французского романса – стал условным языком Любви, что одинаково справедливо как в значении текста, так и музыки: сама мелодия известного французского романса, в устах влюбленного, несла послание Любви.
Приятным сюрпризом, мы надеемся, станет фрагмент сонаты для арфы и скрипки Жан-Батиста Кардона, знаменитого французский арфиста, композитора и педагога. До 1785 он работал при французском королевском дворе в Версале, а с 1785 года и до дня своей смерти прожил в России: в Санкт-Петербурге и Москве. Его лучшими ученицами стали Прасковья Жемчугова, великая княгиня Елизавета Алексеевна, княгиня Куракина и дочь Павла I, Елена Павловна, которой и посвящена эта соната.

Ансамбль «Солисты Барокко» на протяжении нескольких лет собирал произведения и материалы, имеющие отношение к французским авторам, работавшим в России, писавшим о России, либо имевшим у русской публики большой успех. Нам представляется интересным и важным осуществить современную реконструкцию культурного пространства того времени: воскресить атмосферу светского салона и исполнить незаслуженно забытую русскую и французскую музыку.

«Виртуозы кабинета Её Императорского Величества»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , | No Comments

Виртуозами кабинета Её Императорского Величества, по меткому выражению современника, называли себя музыканты и композиторы, приехавшие работать в Россию в «век Екатерины». Они прекрасно проявили себя в Европе, и были приглашены ко Двору, чтобы в течение нескольких десятилетий поставить культурную жизнь России в один ряд с ведущими странами Европы. Среди них были австрийцы, немцы, французы, но самый большой корпус этих виртуозов составляли итальянцы. «Генералами» музыкальных празднеств и оперных постановок стали Галуппи, Паизиелло, Сарти, Манфредини, Чимароза, ученики Вивальди – Мадонис, Далольо, Вероккаи.

В программе, которая прозвучит сегодня, будут представлены образцы инструментальных сонат, а также арии из опер и церковных произведений трёх «российских» итальянцев: Сарти, Паизиелло и Галуппи, в разное время работавших капельмейстерами Российского Императорского Двора. При выборе капельмейстеров Екатерина часто пользовалась советами полномочного министра Неополитанского королевства в Санкт-Петербурге герцога Серра-Каприолы. Герцог, большой любитель неаполитанской оперной школы и её главы Алессандро Скарлатти, постоянно поставлял неаполитанских певцов в Россию. Неаполитанская оперная школа оказала большое влияние на творчество итальянцев, работавших в России. Паизиелло, Сарти, Чимароза обогатили жанр опера-сериа («серьёзная опера») новыми достижениями. Одним из самых популярных либреттистов в России был Пьетро Метастазио – также представитель неаполитанской школы. В концерте прозвучит итальянская канцона русского композитора Козловского на его текст.

Дмитрий Степанович Бортнянский, чьи оперы с успехом шли на сценах Италии, почётный член Болонской музыкальной академии и ученик Галуппи, будет представлен одночастной сонатой, написанной для будущей императрицы Марии Федоровны.
Композиторы XVIII века – это путешествующие композиторы. Постановки их опер осуществлялись на сценах различных европейских музыкальных центров: Рима, Венеции, Неаполя, Копенгагена, Гамбурга, Петербурга. Нам представляется интересным включить в программу двух неизвестных итальянских авторов-путешественников. К сожалению, их пути так и затерялись на просторах Европы. Вполне возможно в их помыслы входило и посещение России. Как знать. Тем более что образный склад музыки этих авторов даёт простор для фантазии.

«Русский Декамерон»

By on Сентябрь 24, 2010 | Category: Проекты | Метки: , , , , , , , , , | No Comments

Концертную программу «Русский Декамерон» московский ансамбль «Солисты Барокко» посвятил 210-летию со дня рождения А.С. Пушкина.

Идеей концерта послужили три, на первый взгляд, далеких друг от друга события и обстоятельства: пушкинский юбилей, гений места, витающий вокруг усадьбы Дубровицы, мистическим образом перекликающийся с итальянской культурой, и стремление русской души в определенные периоды своей жизни к уединению и затворничеству, являющимся началом преображения духовного. Как всегда инструментом познания метафизики такого сближения послужило искусство и особенно музыка.

К разнообразным талантам Пушкина надо отнести и талант рисовальщика. Огромна галерея его автопортретов. Но что поражает: обилие автопортретов–масок. Пушкин–Вольтер, Пушкин–Данте, Пушкин-женщина, Пушкин–Бокаччо. В данном случае, маска – характеристика, один из многочисленных образов поэта. Пушкина волновал «Декамерон» с его идеей отстраненности от мира и одновременно игрой воображения. Тут уместно вспомнить судьбу Малого двора Павла I, Болдино самого Пушкина, и, наконец, графа Дмитриева-Мамонова в Дубровицах. Есть легенда, что в сцене Распятия, изображенного в Знаменской церкви, в облике «хорошего» разбойника запечатлен хозяин усадьбы, граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. Историки литературы утверждают, что в образе Дубровского дан литературный портрет графа, дубровицкого затворника и фактически декабриста, а название одноименной повести Пушкина рифмуется с названием места.
Бывал ли Поэт в Дубровицах? Пушкинисты уверяют, что нет. Но, примеряя на себя маску Бокаччо, Пушкин рисует рядом и портрет Аграфены Закревской, своей возлюбленной, проживавшей в соседней усадьбе Ивановское, сохранившей, как и Дубровицы, в своем облике черты палладианского стиля архитектуры. Да и детство Пушкина прошло неподалеку – в селе Захарове.

С Бокаччо, гением Возрождения, русского поэта многое роднит. Интересна точка зрения поэта на самого себя. Под своим автопортретом Пушкин пишет: «Бокаччин характер — мужчины и святого мужа. Это я – рок Пушкина».

Дух итальянского Возрождения витает вокруг Дубровиц. Это и русское палладианство, архитектурный стиль, прочно проросший в русскую культуру. Совсем недавно удалось установить, что в селе Подмоклове, что неподалеку от Дубровиц, в 1714 году была так же построена церковь «итальянской архитектуры». Село принадлежало князю Долгорукову, который будучи послом Петра Великого в Венеции, перевел на русский язык трактат Андреа Палладио, а вернувшись, построил церковь Рождества Богородицы, окруженную аркой-ротондой. Академик Д.С. Лихачев обосновал мысль о ренессансной роли русского барокко в истории России. А сопоставляя жанры отечественного искусства рубежа XVIII-XIX века можно сделать вывод, что весь этот исторический период был вдохновлен искусством итальянского Возрождения.

Музыкальная программа концерта объединяет произведения композиторов XVIII века, как известных, так и открытых нами буквально вчера. Наш ансамбль приготовил сюрпризы–премьеры. Маски Пушкина и Бокаччо примерят Бах, Вивальди, Алябьев, Глинка, Теппер де Фергюзон, Бортнянский. Метафора «Декамерона» раскрыта.

Следуйте за нами: